Краеведческий клуб "17" 
Матвеев Курган, Ростовская область

Сказание о Великой Табити



Сказание о Великой Табити

У скифов, что эти места родными считали, главной богиней огненная Табити была – всего скифского народа царица и защитница.
Превыше всех богов и правителей земных почитали скифы свою покровительницу, от еще более древнего народа – киммерийцев им в наследство доставшуюся.
Говорили, что многолика Табити, живущая в огне походных очагов, что даны ей многочисленные превращения и перевоплощения. То в образе жены с ребенком показывается она людям, то женщиной-птицей перед ними предстает, то девой-змеей в мир является, то искрами невесть откуда взявшегося огня в степи вспыхивает.
Клятва именем ее – священной была. Ни один кочевник не осмелился бы ее нарушить, не боясь головы лишиться.
А еще знали скифы, что власть Табити, всю землю из огненного пламени создавшей, над всем на земле принадлежит. Любая ветка, в степи растущая, – ее души и тела часть. 
Табити кочевника от младенчества родной матерью встречает, всю жизнь его хранит, и как родная мать, по кончине в свои объятия принимает. Все начинается с Табити и все ею заканчивается, над жизнью и смертью вселенской, эта богиня единственная владычица. 
Табити – древо жизни, всю полноту четырех стихий охватывающее, и лестница, небо, землю и подземный мир собой соединяющая.
Сами скифы безмерно почитали богиню свою, и защищать имя ее и предков своих, в лоно ее вернувшихся, готовы были даже ценой собственной гибели. И от соседей своих – греков и римлян, в эти места приходящих, такого же великого уважения к богине требовали. От чужеземцев, путешествующих по Дикому Полю, и узнал весь мир о Табити, которую эллины и латиняне Гестией или Вестой называли.

Долго жили скифы в просторах степных, у озера Меотийского. И правил одним из их племен царь Скопатис. Хоть и поклонялись скифы Табити – богине-женщине, власть в племени мужчинам принадлежала. Говорили, что сам царь, на царство восходя, невидимо из рук богини власть получает, прежде мужем ее становясь, а уж потом и царем над своим народом.
Время пришло, женился Скопатис на скифянке, которую ему жрецы указали, Ясне. Говорили, что необычным было рождение ее. Звезда сияющая в тот год над степью пролетела и исчезла, а через девять месяцев родилась в одной скифской кибитке девочка, вокруг всей головы родимым пятном, словно короной, отмеченная.
Решили жрецы, что знак им Табити подала. И, хоть незнатной была семья девушки, волю небес исполняя, отдали Ясну в жены Скопатису, едва она выросла.
Не желал Скопатис такого брака с простолюдинкой, унижающей его царское благородство и достоинство. Не любящим мужем, а жестоким тираном встретил жену свою. Чем мог, боль и обиду Ясне старался нанести. Перед подданными ее оскорблял, на последнее место среди всех скифов ставил.
Долго Ясна молча терпела мужнину нелюбовь. Старалась угодить во всем, чтобы счастлива его жизнь была, чтобы ни в чем он нужды не испытывал. 
Но однажды, когда принесла она супругу завтрак, не понравилось ему что-то, и набросился на нее Скопатис ни за что, ни про что с кулаками. Не выдержала Ясна, отпрянула. Спросила только:
– За что бьешь ты меня, муж мой? За что ненавидишь? Ведь не по своей воле я твоей женой стала, нет моей вины, что я рядом с тобою живу. Но я уважаю тебя и всю любовь, что в сердце моем, одному тебе отдаю. И, уважение к тебе храня, лучшей царицей для тебя и подданных твоих быть стараюсь. Почему же ты так несправедлив ко мне? Почему так жесток?
И ответил Скопатис:
– Потому я жесток, что ненавижу таких, как ты, власти моей мешающих. Ты плебейка, даже капли крови моей не стоишь. А ведешь себя, будто на царское уважение право имеешь. Будто царицей родилась, будто ровня мужу своему.
Всем улыбаешься, всем помочь хочешь, всех защитить, всех обогреть стремишься. Даже мне, царю, такое не под силу, а ты и меня перед подданными своей добротой и приветливостью затмеваешь.
Ненавижу тебя и за то, что ты, замарашка, все вытерпеть готова, чем тебя не ткни. За то, что любишь меня, о себе забывая, ненавижу. За то, что женщина ты, а женского в тебе лишь тело, терпение и глупость – сколько раз хотел я, чтоб исчезла ты, навеки ушла из жизни моей, а тебя ничем, вижу, не проймешь.
Скольких подданных против тебя настроил, сколько обижал тебя, а ты, что преданная собака, все на меня с надеждой смотришь.
Исчезни! Хоть в колодец бросься, хоть в степи под кустом останься – сил моих нет видеть тебя больше.
Посмотрела в его глаза Ясна, губы от боли закусила. Потом и говорит:
– Жаль, что молчал ты так долго. Сказал бы раньше – меньше муки тебе было бы. 
Ни разу ты меня, пока я рядом с тобой жила, не уважил, так уважь же хоть напоследок – собери к завтрему всех жрецов, всех приближенных, всех скифов, подданных своих, каких возможно. Перед ними скажу я все, что тебе так хочется услышать, а после оставлю навеки твой шатер.
Сказала так и вон от мужа вышла.
На следующий день, к вечеру, вокруг большого костра у царской кибитки тьма кочевников собралась. Ждут все, что им царица поведает.
Вышла вперед Ясна и говорит:
– Слушайте меня, скифы. Знаете вы, что я – царя вашего, Скопатиса, супругой была. И, хоть я одного с вами роду-племени, посчитал меня мой муж недостойной с ним один шатер разделить. Верной и любящей женой я ему была, но превыше этих качеств он себя поставил, всеми возможными способами меня унизил и обидел. Показал, что как женщина и простолюдинка, во всем я его ниже, какой бы лучшей для него быть не старалась. 
Закон Табити о том, что все скифы – ее любимые дети, мой муж, а ваш царь, вчера нарушил.
Не по своей воле я за него шла. Сами вы этого захотели. Не по своей воле и ухожу от вас. Сами вы этого устами вашего царя требуете.
Но на прощание скажу я вам вот что. Царь, закон нарушая, несправедливость творя, такой же пример и подданным своим подает. А там, где нет закона, нет места и Табити, ибо она сама – Закон и Справедливость.
За то, что изгнали вы ее сегодня со своей земли, будет вам награда – все ваши земли свирепые соседи, которые женами управляются, захватят. Власть и достоинство царское, которыми вы так возгордились, от женщин вам потерять суждено. Исчезнет ваш скифский народ с лица земли. А те, что выживут, и их правители, не явно, так тайно, под женским каблуком будут. 
И не найдется в вашей земле покоя и благоденствия, как бы вы его не искали. И не построить вам ничего вечного и неразрушимого, пока на ваших головах проклятие Табити лежит. Прощайте!
Сказала так Ясна, к костру отступила, в самое пламя спиной вошла. Вспыхнула, огненным жаром лица сидящих опалила и исчезла.
С той поры не стало скифам житья от сарматских правителей. Все чаще и чаще начали они поражения в битвах сносить, золото, веками в кибитках хранимое, захватчикам отдавать и нужду терпеть от земли своей.
Сарматы свирепее и злее скифов были, а свою отсталость числом, жестокостью и грубой силой возмещали. В одном таком бою пал и царь Скопатис – сарматская амазонка ему мечом голову отсекла.
Собрались остатки племени Скопатиса и в холмы Донецкого кряжа пришли. Там большой костер разожгли, щедро пламя вином и мясом диких антилоп угостили, а перед костром петь и танцевать своих маленьких детей пустили, чтобы Великую Табити умилостивить. Звать ее стали, о помощи просить.
И явилась им в пламени костра змееногая, крылатая богиня. Мольбу их выслушала. А потом ответила:
– Поздно. Невозможно сейчас с вас мое проклятие снять. Одной рукой я благословляю, а другой проклинаю, и не пришло еще время благословения. 
Но, ради ваших детей малых, пожалею я вас, научу, как выжить. Преступите свою гордость, вступайте в брак с сарматами, детей от них заводите. Так вы кровь свою скифскую, словно искру моего огня среди мусора, среди сарматов сохраните. А исчезнут сарматы – в жилах других людей, что их потомками станут и на землях Великой Скифии поселятся, ваша чистая скифская кровь течь будет, а значит, и моя божья частица навечно в ней останется.
И, чем больше будут ее с веками человеческим мусором засыпать, уничтожить и растворить стараясь, тем лучше и надежнее она сохраняться в ваших душах станет.
А, как пройдет это скверное время, в огненном пламени сама я явлюсь к вам и потребую себе эту частицу, дыханием своим жизнь и силу в нее вселю. Любовью насыщу. Тогда и восстанет от смерти и проклятия моего ваш народ, вспыхнет душа его, словно огонь, тысячелетия под спудом хранимый, когда на него свежий ветер дует. Тогда и земля ваша оживет. И великое благословение, какого еще ни один народ не видел, на ваши скифские головы ляжет.
Возвестила так и исчезла Табити, догорел костер, а скифы долго еще сидели вокруг него, думая о своей нелегкой судьбе, богиней предсказанной. 
А когда пришла заря, снялись они, всем лагерем, с места и пошли на запад по Дикому Полю. В душах, сквозь все века, священный огонь Табити своим потомкам понесли.



©Мотыжева Е.Н., 2013
Версия для печати

Сайт-визитка автора и редактора сайта "Краеведческий клуб 17"  Елены Мотыжевой

2001 - 2005 г. г. Краеведческий клуб "17" Матвеев Курган

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS