Краеведческий клуб "17" 
Матвеев Курган, Ростовская область

Голубые скалы



Голубые скалы

Жил на свете казак, Леонтием звали. По происхождению младший дворянский сын был, но, толи кровь в нем скифская сыграла, толи под такой луной уродился, а променял он свою спокойную жизнь на вольные разбойничьи хлеба. С молодых лет кровью договор с дьяволом подписал, чтоб воровскую удачу добыть и царских слуг от себя отвести. На дело ходил. 
Сначала сам гулял, потом к Пугачеву в войско попал, немало с ним степей исколесил. А, как пленили Емельяна, сумел из рук царских солдат вывернуться и на Тихий Дон бежать. Оттуда в Сечь перебрался. Но и там не зажилось спокойно ему, опять за старое – разбойничать – взялся, по приазовским степям ходить. Много народу имущества лишил. В кабаках да на постоялых дворах награбленное пропивал и на гулящих девок спускал – веселился.
Лет прошло так несколько, молодые годы отшумели половодьем, зрелость наступила, а с нею и мысли о старости пришли. От воровских дел отвернуло Леонтия. Начал он задумываться о том, чем по смерти заплатит дьяволу за то, что смолоду людей обижал, и страшно становилось ему. Гнал, было, от себя мысли такие, но не выходило ничего.
В селе одном услышал он от пустынника, что такому, как он, человеку, договор с сатаной заключившему, только одна Матерь Божья помочь и может. Потому что Она и есть  – Дух Святой, законник и заступник вселенский пред Богом о каждом человеке. Стал он Пречистую звать, молиться Ей всякий день, о спасении просить. Молчала Пресвятая, ничем не показывала, что слышит мольбу разбойника.
Так еще три года прошло. И однажды, когда в лесу на берегу Миуса заночевал Леонтий, вдруг привиделось ему, что явился перед ним сам сатана и душу его себе требует. Мол, обещал – подавай. И в тот же миг сияние озарило весь берег – Матерь Божья пришла.
Стали спорить. Сатана доказывает свою правоту, что земное дело, каким Леонтий всю жизнь жил – это его, дьяволова, заслуга, и, стало быть, под землю душе разбойничьей идти. А Богородица говорит, что душа леонтьева – божье творение, и не может она под землю уйти, потому что не умерло окончательно в ней божье дыхание. Раз способен Леонтий еще сострадать и каяться, на небе его душе место.
Так долго спорили. Наконец, Богородица говорит дьяволу:
– Верно ли поняла Я тебя, ты считаешь, что недостоин Леонтий, договор с тобой кровью подписавший, расторгнуть его, прощенным быть и на небо попасть?
Сатана головой кивает: верно, мол, правильно поняла.
Матерь Божья опять:
– А верно ли ты Меня понял: Я считаю, раз раскаялся Леонтий в содеянном, ущерб людям возместить желает и Мое имя призывал во спасение, не могу допустить Я, чтоб его душа, в коей и Моя, материнская, часть есть, к тебе под землю ушла?
Сатана опять кивает: все так и есть.
Богородица продолжает:
– Стало быть, чтоб не обидно нам с тобой обоим было, постановим, что и на небо такой человек попасть не может, и под землю уйти не должен. А раз так, только особый суд его судьбу решит. Согласен?
Дьявол снова подтверждает: согласен, мол.
Богородица и говорит:
– Тогда так уговоримся: коли найду Я до рассвета такое место, где небо на земле будет, а земля на небе, и где ни небо, ни земля, и там подзащитного Моего вместе со Мной рассвет встретить помещу, а тебе это увидеть дам, отдашь ты Мне душу Леонтия. Ну, а коли не исполню, что обещала – твоя она.
Сатана даже запрыгал от восторга:
– Быть посему! Тем более, до рассвета всего один час остался. Не я это предложил, а победу я праздновать буду – нет такого места, мне ли не знать!
Богородица отвечает:
– Есть ли, нет ли, это уж моя забота. А ты сюда на рассвете приходи, на солнце с этого берега погляди.
– Приду, – сатана отвечает, – и вопросов нет.
Свистнул так, что листья с татарских кленов посыпались, и сгинул.
Взяла Богородица Леонтия за руку, вместе с ним через Миус шагнула, на другом берегу стала и в утесы, над водой нависающие, превратила их обоих.
Стало солнце вставать над горизонтом – сатана тут как тут, в лапах леонтьев договор держит. Глянул на восток: что такое? Прямо перед ним грядой длинной скала раскинулась, словно из облака сделанная – голубая-голубая, аж синевой отливает. И стоит, не поймешь, как, словно в воздухе парит: внизу, где земля должна быть, туман над Миусом расстилается, сверху солнце, светило великое, зарей небо золотит. Верно Матерь Божья сказала: ни небо, ни земля, небо на земле, земля на небе.
Плюнул сатана с досады, договор, Леонтием подписанный, в клочья изорвал и под землю провалился.
Богородица себя и Леонтия опять назад в человеческий облик вернула, на старое место Миус перешагнула, обрывки договора ногой с берега в воду сбросила.
Леонтий Ей в ноги упал, благодарить стал. Спрашивать, чем он за добро отплатить может.
Она и отвечает:
– Бог с тобой, какая плата! Живи, как человек, вот и все, чего Мне от тебя хочется.
Тут и стал Леонтий виниться перед Ней за жизнь свою. Рассказал, как насмотрелся с детства на несправедливость, на страдания и людей простых, и всей России-матушки. Как сделать ничего не мог и потому путь выбрал тот же, что и многие до него выбирали: чтоб другими небитым быть, прежде самому других бить.
Как думал, что дьявол поможет ему счастливым стать, а он обманул, только несчастными других делать научил, а счастья Леонтию ни на толику не прибавил.
Рассказал так и стал просить Матерь научить его, как ему хоть остаток жизни, что Бог дал, прожить, чтоб, когда Страшный суд придет, не стыдиться. Где, в какой земле лучшей жизни, возвышения родине своей искать, откуда помощи ждать простому человеку и как счастливым делаться.
И ответила ему Пречистая:
– Скажи, много ты по реке этой ходил? Много ли в ней малых притоков, ручейков и родничков, что впадают в нее?
Отвечает ей Леонтий:
– Много у Миуса притоков. Словно дерево большое они собой образуют.
Тогда спрашивает его Богородица:
– А какой из них для реки самый главный?
Подумал-подумал Леонтий и говорит:
– Нет самого главного. Если любой из них, самые малые ветки дерева образующий, исчезнет, никто и не заметит. Разве что река менее полноводной будет. Даже, если тот родничок, что исток Миуса образует, пересохнет, другой его место займет, никуда река не исчезнет. Все вместе эти малые ручейки собой и Миус создают, и дерево речное.
Богородица ему:
– Так и у людей. Много их, и каждый, словно родничок малый, в великую реку жизни душу свою несет. И чем больше их, тем полноводнее река. Одни пропадают, в песок уходят – другие на их место заступают. 
Забота у меня такая – человеческую реку полноводнее делать: кто-то родники камнями и грязью засыпает, а я их из-под земли, навстречу солнцу, вывожу. Сама всю жизнь работаю и от простых людей, вроде тебя, помощи жду.
Потому возрождение земли родной начинается там, где твои ноги стоят. Ты возродился, человеком стал, значит, с тобою родина твоя возродилась. Все меняется – цари, вкусы, нравы, законы. Одно неизменно – каждый человек хочет человеческой любовью согретым быть. Большим и нужным для кого-то себя чувствовать.
А потому неважно, кем ты остаток дней проживешь, даже если самым простым крестьянином. Главное – от сердца на благо людям свое дело хорошо делать. Это и будет счастье – в ответ на свое добро от мира добро получать. Путь долгий, да верный, а сомневаешься – на Миус погляди, он с этой мудростью уже не одну тысячу лет живет. А теперь – прощай! Бог с тобою!
Сказала так и пропала, словно в синем небе растаяла. А Леонтий проснулся.
Глянул: перед ним на Миусе скалы стоят голубые, а над ними рассвет песню свирельную играет.
Собрал Леонтий свои пожитки, вверх по течению, в Дмитровку пошел, и там, у атамана Иловайского, надел земли себе приобрел на берегу Миуса, рядом с Голубыми скалами. Бахчу развел, сад посадил, виноградную лозу из Таганрога привез. Жену себе выбрал крестьянского житья, из неволи ее выкупил. Детишек с нею народил.
Жил жизнью простой, слова Богородицы памятуя. Соседям, чем мог, помогал. Босоногих сельских мальчишек арбузами и дынями угощал. В Зуевке, Дмитриевске и Таганроге выращенной капустой торговал. На Миусе, у Голубых скал, рыбу ловил. Внуков и правнуков нырять и пахать учил. 
Много добра людям вокруг себя принес. До глубокой старости дожил. И счастливым был гораздо больше, чем в те годы, когда по степи вольным разбойником гулял.



©Мотыжева Е.Н., 2013
Версия для печати

Сайт-визитка автора и редактора сайта "Краеведческий клуб 17"  Елены Мотыжевой

2001 - 2005 г. г. Краеведческий клуб "17" Матвеев Курган

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS